The Raveness



Музыкант: The Raveness
В альбоме: Of Blood And Absinthe
Продолжительность: 4:06
Жанр: Иное

Текст трека The Raveness:

Морщины страх, что меня, как будто в дикой стране угрожал bury me. Жив я был, тем не менее, я чувствовал себя одиноким несмотря на это, ангелы смерти любопытно последовало. Ничего, что я так боролась Продолжал знал, чтобы умереть, пытаясь. О вещах, которые думал, юмор спать!

Иностранный царство, где все в чистой совести, любопытный и Печально, такие как затенение дьявол приползает обратно. Я говорю о прошлой ночи. мечта, мысль замочить их в крови, что, должен признаться, чувствовал греховно хорошими.

Мысль, которая заставила меня snigger с абсента в руке я был в курсе и как daft, как шляпник в моей стране чудес. То, я оставался в водянистой тепло всей моей невежества, глухи, для отчаяния мой дрянной жертв. Просто бросали тела за стену и конечностей на куски, или прибивая их вниз на шесть футов В рамках.

Ни о чем не жалею и очищение с улыбкой. слово грязный ‘Убийца’, гротеск, Chelsea grin рубить меня в веселый от уха до уха. Смеющийся дикие гиены и диззи типплер, мои губы порезал лицо и со стоном, как я крикнул “алло все наоборот!”

В этом сне, как и в жизни Я бы скорее убить, чем старый без волос. Только один человек имеет волос, которое сформировано три. Они расстались, ООН-расстались и удалился так неприятно для леди, так не для меня! И вот почему во сне дьявола, графиня Bathory отпрыск!
Волосы перо, как крыло полностью щеткой мои плечи, было видение черный очень просто обо всем. Хотя я должен признать, что я не пользуюсь просто о ничего. Я бы предпочел те, что нападали быть как свежая роза расцвела, и я особенно он ненавидел тех, с вороньим клювом на нос.

Этот сон содержит еще один, я был не наедине, королевская боль в заднице, после стонать стонать. Авторское право в этом сне любовь всей моей жизни сделал вопрос: “Что потрясающие звуковые против дерева?” и так было, что Я по-царски прошипел – так и вышло, кроме того, что от питья и он был ужасно зол –

“Тишина и молот в маленький изумрудный крови наглый человек пойдет тебе на пользу”, “Это под половицами, – продолжал он спорить и ныть, что я знал, что он знал, и сделал так, нервничал, кричал, “Это любовь, поднимая мое сердце для вас valentine!”

Маленькие мой настоящий салон красоты, где положил понял, что … прямо под ним на самом деле, где я застрял ее вскоре после того, как она к сожалению умер, убийца, я мечтала, маленькая, хрупкая Функции и девственную невинность в лучшее платье, Купание в кровь, абсент, синхронное плавание, мертвы для мира, и День мечтая, моя дорогая, милая Raveness.

The wrinkles worried me as if loose earth threatened to bury me. Alive I was yet I felt myself dying whilst the angels watched over prying. I resisted nothing so I continued I knew I’d die trying. O’ the things that are thought up in the follies of sleeping!

A foreign realm where in all clear conscience, the curious and nefarious as a shadowing Nosferatu come creeping. I speak of last night’s dream, a thought of soaking in blood; which I have to admit felt sinfully good.

A thought that made me snigger with absinthe in hand I was aware and as daft as the hatter in my own wonderland. So there I lay in the watery warmth of all my ignorance, deaf to the despair of my crummy victims. Simply tossing the bodies over the wall and limbs asunder or nailing them down six feet under.

I did regret nothing and cleansed with a smile that dirty word ‘Murderer,’ a grotesque Chelsea grin slashing me in a jolly from ear to ear. A laughing wild hyena and the dizzy tippler, my mouth sliced my face and with a gasp as I cried “au contraire!”

For in this dream as in life I’d rather kill another than be old without hair. Only a man has the hair which be fashioned of three. The parted, un-parted and departed so distasteful for a lady, so not for me! And that is why I dreamt up the devil spawn of Countess Bathory!
Hairs brushing my shoulders like a feather full wing, I was a vision in black, in fact just about everything. Though I have to admit I didn’t use just about anything. I preferred those I preyed upon to be like the fresh bloomed rose and I especially despised those with the raven’s beak for a nose.

This dream contained another, I was not alone, a royal pain in the arse, moan after moan. Intruding In this dream the love of my life did question, “What’s that thumping sound against wood?” and so it was that I royally hissed – and so it was also that from the drink I was terribly pissed –

“Silence and sickle a little emerald blood you impertinent man it’ll do you some good”, “It’s from under the floorboards” he continued to argue and whine, I knew that he knew and so did nervously chime, “It’s the love of my heart soaring for you valentine!”

Little did he know where my true beauty laid, right beneath him in fact where I stuck her shortly after she sadly died, a killer I had dreamt of being with petite fragile features and virginal innocence to best dress this bathing in blood, absinthe synchronized swimming, dead to the world and day dreaming, darling sweet Raveness.


опубликовать комментарий